Виктор Вадимович Мочалов — Первый в истории российский гольф-рефери, работавший на Открытом Чемпионате и на British Women Open. Первый в истории мирового гольфа российский член Старинного и Королевского клуба Ст. Эндрюс. Самый опытный и титулованный российский гольф-рефери и специалист по Правилам гольфа

Виктор Мочалов

Сегодня мы беседуем с человеком, которого, без сомнения, можно отнести к историческим личностям российского гольфа, его легендам. Думается, что его ответы на наши вопросы будут особенно интересны нашим читателям.

Как вы пришли в гольф? И как удалось достичь высот, о которых мы сказали в предисловии?

Это произошло самым обычным для гольфа образом. Так пришли в гольф почти все мои друзья. Случайно попал в первый раз в гольф-клуб, восхитился красоте и необычности гольф-поля, попробовал взять в руки клюшку и… влюбился. Влюбился с первого взгляда и на всю жизнь!

Это было в 2003 году. Тогда в гольф в России играло всего около тысячи человек. Достаточно быстро понял, что при этом правила гольфа не знает практически никто и практически никто ими и не занимается. Вот и решил заняться именно этим в любимом спорте. Что, впрочем, совсем не отменяло жгучего желания играть самому.

«Высоты», как вы их назвали, никогда не были самоцелью. Я занялся правилами потому, что мне это было интересно. Было четкое ощущение, что именно в этом я смогу быть наиболее полезным любимой игре. И практика это подтвердила. Довольно быстро я стал главным судьей Чемпионатов России, практически в это же время вошел в обойму судей Европейского тура.
Там быстро пришло понимание того, что гольф-судья — это не «вершитель судеб» гольфистов, а грамотный квалифицированный помощник игрокам в сложном вопросе понимания правил. Неспособность принять именно такую роль, на мой взгляд, является главной причиной неудач некоторых российских рефери.

Ну а членство в Ст. Эндрюсе — это просто подарок судьбы! В этот клуб нельзя вступить ни за деньги, ни через прошение о вступлении. Клуб сам решает, кого приглашать. И никто никогда не расскажет вам о причинах таких решений. Там очень строгая и долгая система принятия в члены, и процесс обычно занимает 5–6 лет с момента официального приглашения. Мне удалось пройти всю процедуру невероятно быстро, всего за три с половиной года. Теперь для меня это великая привилегия, но и большая ответственность. Изо всех сил стараюсь соответствовать.

В России сейчас гольф активно развивается и пропагандируется как АГР, так и гольф-клубами, многочисленными сообществами любителей, ведется кампания в социальных сетях. Тем не менее мы видим, что гольфистов не становится ощутимо больше, и большинство клубов говорит о том, что на членские взносы невозможно содержать гольф-клуб. Что, по-вашему, делается правильно, а что нет, что еще можно сделать для значительного увеличения количества гольфистов?

Здесь есть две проблемы. Первая — это ментальная неготовность «широких масс» к занятиям гольфом. Мы пока еще не совсем выросли из социалистического прошлого. Проблема эта не страшна, все лечится временем, сменой поколений. И уверен, что уже совсем скоро гольф будет прирастать новыми игроками и фанатами.
Вторая проблема — неготовность самих гольф-клубов к правильной организации. У нас, к сожалению, нет такой клубной традиции, как, скажем, в Великобритании. По непонятной причине большинство наших гольф-клубов решили, что их основная привлекательность именно в праве членов клуба играть на гольф-поле. А это системная ошибка! Главный гольф-клуб мира — Старинный и Королевский гольф-клуб Ст. Эндрюс даже не владеет своим знаменитым полем The Old Course. Сыграть на нем в принципе может любой желающий. Конечно, желающих много и потому попасть на это поле не так просто. Но не в игре на этом легендарном поле состоит главная привилегия членства в клубе. К сожалению, на протяжении многих лет наблюдаю в наших клубах нежелание выстраивать именно «клубность» как набор прав и привилегий своих членов. И тем делать членство особо привлекательным. Много лет тому назад это достаточно успешно делалось в Московском городском клубе, но потом все было утеряно, к сожалению.

Как вы считаете, гольф в России — это больше спорт или больше игра? И является ли существующее отношение к гольфу, скорее, двигателем его развития или тормозом?

Мы в России всякий раз пытаемся изобретать какой-то особый путь эволюции, и каждый раз из этого ничего толком не выходит. Нет отдельного «гольфа в России». Он одинаков во всем мире! И при всех потугах «своего пути» российский гольф идет ровно по той же колее, что и в других странах. Как и везде, гольф — это и спорт, и игра, и философия… и бизнес, кстати.

Какие стереотипы в отношении гольфа нужно разрушать, а какие культивировать?

Бесполезно бороться с ошибочными стереотипами людей, в гольф не вовлеченных. Ну что физикам сверхнизких температур до стереотипов учеников средней школы? Их ни разрушить, ни даже толком понять невозможно. Влюбленному человеку нет дела до унылых соплеменников. Он может только пожалеть, что в их жизни нет этого прекрасного полного чувства. Но и объяснить им, что такое любовь, тоже невозможно! Можно немного завидовать тем, у кого есть возможность влюбиться и испытать всю полноту этого чувства.

Продолжите, пожалуйста, фразу: «Гольф — это…»

Так только об этом и говорил в ответах на предыдущие вопросы. Это прекрасная, гармоничная и полная модель жизни. Наверное, можно прожить и без гольфа, но мне такая жизнь не интересна и не нужна.

НАЗАД