«Да я в гольф-то играю только потому, что здесь всё как в жизни — по понятиям. Если я сам себе запишу меньше ударов или мяч поправлю в более удобное положение, то кто я после этого? А если увидит кто? Как потом своим в глаза смотреть? Честен на поле — честен в бизнесе», — из разговора в одном московском гольф-клубов в начале 90-х.

Утверждается, что когда-нибудь в гольф в России будут играть 7 миллионов человек, то есть почти 5 % населения. Это число выглядит абсолютно невероятным, тем более, что в данный момент во всей Европе зарегистрированы 4,26 миллионов игроков.

Сколько человек играют в гольф в России, кто эти люди, почему они это делают? А также сколько вообще может быть гольфистов в нашей стране и как «увлечь» людей гольфом? Чтобы чуть шире разобраться в проблемах развития гольфа в России, мы попросили помощи «знатоков». С нами беседуют: Лариса Бортникова — гольфист-любитель, автор проекта «Папа Гольф»; Анна Овчинникова — коммерческий директор Golf Estate; Сергей Шульгин — исполнительный директор Московской федерации гольфа; Софья Анохина — профессиональная гольфистка, член сборной России.

В первой половине 2019 года гольф-общественность была взбудоражена инициативой Эдуарда Мезенцева, пытавшегося собрать 500 подписей для петиции о строительстве 9-луночного поля на Камчатке. Несмотря на активное обсуждение, многократные репосты и призывы «подписать и не проходить мимо», нашлось всего 267 человек, которые это сделали. По данным Ассоциации гольфа России, в стране в системе гандикапов зарегистрировано 2~<500 гольфистов, а еще 12~<500 человек «не учтенно», но, тем не менее, активно играют в гольф в России и за рубежом. Почему же не удалось собрать всего 4 % подписей от общего количества так или иначе заинтересованных в гольфе людей?

Петропавловск-Камчатский давно заслуживает если не полноценного гольф-поля, то хотя бы внимания гольф-общественности. Эдуард Мезенцев начал развивать гольф на Камчатке еще в 2003 году: с покупки небольшого набора клюшек в местном детском мире и игры в центральном парке города. Сегодня любительский клуб St. Edward Golf Club организует полноценные турниры на бескрайних полях Камчатского края. Эдуард вспоминает, как в 2005 году удалось сыграть, как принято называть, «матчевую встречу» против офицеров корабля береговой охраны США: «Американцы играли отлично, быстро освоив все неровности нашего поля, что в принципе и полем можно назвать с натяжкой». Стоит отдать должное и местным СМИ, которые на протяжении всего пути развития активно поддерживали интересный проект: о St. Edward говорили почти все камчатские издания и телеканалы:

По факту, St. Edward — это Клуб энтузиастов-экстремалов гольфа, играющих в любую погоду на любых полянах круглый год. Играли на лыжных базах, пляжах и даже на склонах вулканов. Будь у нас на Камчатке “приличное” поле для гольфа, оно постоянно было бы занято».
Может, в России вообще не поддерживают такие инициативы?

Мы обратились к Дарье Годуновой, специалисту по государственно-частному партнерству (ГЧП): «Именно через ГЧП возможно привлечение частных инвесторов. С помощью данного инструмента сейчас активно возводятся разные объекты — как стадионы, так и спортивные площадки по всей стране. По этому принципу возможно строительство гольф-объектов, которые будут принадлежать, например, муниципалитету. Это обеспечит высокую степень доступности. Плюс через механизм ГЧП инвестор может управлять построенной инфраструктурой на долгосрочной основе (в среднем 15 лет) через коммерческую возвратность вложенных средств, при этом не забирая те же поля в частную собственность».
Получается, такая практика есть, но до потенциальных инвесторов информация или не доходит, или не видно перспективы существенного увеличения поклонников этой игры.

Сергей Шульгин, который стоял у истоков зарождения гольфа в стране, считает, что гольф может стать действительно популярным в России: «Надо сначала привлечь внимание россиян к игре, а потом каждый выберет свой путь. Гольф как спорт людей пугает, делает его еще более недоступным. Нужно культивировать гольф как элитную, но игру. Появление множества гольф-клубов — это несомненно огромный плюс, но для роста количества гольфистов нужно строить драйвинг-рейнджи, зимние центры с симуляторами и показывать людям, что гольф — это во всех смыслах доступное удовольствие».
Гольф как спорт все же интересен для России как олимпийской державы. В 2014 Мария Верчёнова установила на Олимпиаде в Рио олимпийский рекорд, а сегодня ключевую роль в сборной России играет Софья Анохина. Мы поинтересовались, какую роль должны играть федерации и клубы в развитии юных спортсменов: «Мне кажется, что со временем будет необходимо проводить отбор лучших игроков более точечно, чтобы выявлять самые яркие таланты и уделять особое внимание их развитию с самых ранних фаз. Важно работать с одним игроком на протяжении многих лет, только так появляется сплоченность, понимание и командный дух».

На сегодняшний день именно клубы уделяют огромное внимание начинающим гольфистам. Коммерческий директор Golf Estate Анна Овчинникова рассказывает: «Пару лет назад я задала своим друзьям вопрос: почему вы не играете в гольф и что нужно сделать, чтобы вы начали это делать?

Мы провели “мозговой штурм” и пришли к выводу, что соотношение стоимости порога входа в игру (тренировки) и времени, которое нужно на это потратить (более года), тормозит приход в гольф молодых, активных людей. И мы придумали программу для новичков. Нашей главной задачей было снизить степень раздражения, которое обычно сопровождает первые недели занятий: неудобно стоять, неудобно двигаться, все на тебя смотрят и т.  д. Для максимально комфортного знакомства с гольфом и была создана наша программа: 6 персональных занятий с тренером, безлимитные грин фи, скидки на услуги клуба и на участие в турнирах. Сегодня гольф-клубы по всей стране подхватывают нашу инициативу и делают гольф доступнее. Это здорово».
Звучит действительно очень заманчиво, но все ли на самом деле так просто? Лариса Бортникова, автор проекта «Папа Гольф»: «Не секрет, что все без исключения гольф-клубы России проводят колоссальную работу по продвижению гольфа.

У большинства сформирована уникальная программа для начинающих, где за месяц или даже за неделю можно получить азы техники, правил и гольф-этикета. Многие клубы начали делать и отдельные турниры для новичков, позволяя “новобранцам” не просто постоять на рейндже, но и освоить игру на настоящем, большом поле. “Форест Хиллс”, “Целеево”, “Тайгер”, “Московский городской”… Начинающим игрокам сегодня есть из чего выбрать. Однако было бы здорово, если бы клубные про- и инструкторы уделили еще чуть больше внимания логистике игры и ее правилам. На сегодня, как мне кажется, это наша общая проблема — отсутствие единой методики, именно “полевой подготовки”».

Получается, федерации работают исправно. Свои спортсмены есть. В школах обучение гольфу вводят на факультативной основе, а энтузиасты организовывают не первый десяток лет турниры по гольфу даже без самих полей. Социальные сети становятся эффективным инструментом в арсенале гольф-клубов. Количество гольф-объектов по всей стране перевалило за полсотни, а клубы открывают нараспашку двери для новичков.
Тем не менее существенного роста играющих в гольф россиян не наблюдается. Клубы продолжают растягивать одеяло из гольфистов между собой, стараясь заполучить членов клубов конкурентов. «Живые», но жестокие отзывы новичков в соцсетях из инструмента превращаются в оружие. За рекламу в СМИ коммерческие службы клубов отказываются платить, делая долгосрочную ставку на продажу недвижимости, а федерации просто не располагают достаточными бюджетами и возможностями для грамотной популяризации.

Так будут ли в России играть в гольф? Или он так и останется таинственным «спортом миллионеров», недоступным и сложным?
Лариса Бортникова считает, что только объединение усилий сможет привести к столь желаемому всеми энтузиастами результату: «Все мы в меру своей вовлеченности в “интернеты” пытаемся продвигать гольф. Прекрасный обучающий канал Антона Самсонова тому пример. Конечно же нельзя не упомянуть “Гольф.ру” — старейший портал, известный всякому российскому игроку. Но все же каждый клуб, каждый тренер, каждый тур пытается работать сам по себе, ориентируясь на собственные интересы и не формируя единый информационно-рекламный поток. И тут вспоминается притча о венике, который нельзя сломать, если все соломинки собраны воедино…

Но времена меняются. И однажды мы сделаем наш общий хол-ин-ван».

НАЗАД